Улыбнись!

Сказка.... а может быть, и правда.... Часть 3.

На следующее утро, Анитагоб, в конец изведённая поддёвками придворных, находила слабое утешение в том, чтобы наблюдать из окна своего будуара, как во дворе Сатора строиться эшафот для виновницы (как она полагала) её страданий. Плотники установили столб и раскладывали у его основания вязанки хвороста. Постепенно всё это навело на фрейлину ужас - ведь если Мним узнает, что она была служанкой у колдуньи, фрейлина может тоже оказаться на костре. Анитагоб отошла от окна. Теперь ей мерещилось, что вся комната шепчет: «Здравствуй, Ия!»; даже шпильки на туалетном столике казались ей предателями. Ей и в голову не приходило, когда она хвасталась перед Мнимом, что принц умер от любви к ней, и продавала тогда ещё коннетаблю приворотное зелье, что её пребывание на вершине будет безоблачным так не долго. «Они все мне просто завидуют!»- наконец, уговорила себя Анитагоб - это никогда не было для неё проблемой - и отправилась наряжаться к экзекуции.
Мним был настроен более спокойно. В отношении Куты он успокоил себя и вовсе просто: «Да она круглая дура!». Регент нацепил свой фиолетовый мундир, украсился чёрно-белой перевязью и нацепил несколько орденов, которыми успел наградить себя за время своего регентства. При выходе из комнаты к Грассу подошли два телохранителя, которые сопроводили его до самого трона, установленного перед эшафотом.
Поглядеть на казнь была допущена весьма разнокалиберная толпа - Мним жаждал устрашить потенциальных преступников, мол, поглядите, как я расправляюсь со своими врагами.… То есть, пардон, с врагами Лисеи. Рия и Рамия тоже были в этой толпе, только на специально огороженной для придворных территории. Фрейлины находились в некотором смятении.
- Надо что-то сделать, - уже в пятый раз повторила Рия.
- Знаю, - ответила Рамия. - Что?
- Не знаю?
- Я тоже. Да ещё и Сесер как сквозь землю провалился.
- Да…- вздохнула Рия.
- Слушай, может, он что-то задумал??
- Да-да, помнишь, он что-то насчёт разбойников говорил?
- Было что-то. Если так, я буду очень рада, если он не опоздает.
Кута Тьян появилась на месте своей казни в сопровождении многочисленной охраны и мнимовского пса.
- Столько мужчин, и все для меня! С ума сойти! - воскликнула колдунья, имея в виду свой эскорт. - Мним, может, всё-таки дашь сигаретку??
- Только без спичек, - попробовал съязвить Мним.
- Давай, я буду от костра прикуривать, - ответила колдунья.
- Курить вредно для здоровья, - донёсся из-за трона женский голосок.
- Кто это там пищит? А, здравствуй Ия! - как можно громче произнесла Кута, после чего Анитагоб покрылась багровыми пятнами; придворные дамы захихикали, спрятавшись за веерами, а кавалеры склонили головы, давясь смехом. - Ия, ты думаешь, мне имеет смысл волноваться о своём здоровье?
Диалог, обещающий быть долгим, пресёк регент, приказав палачам приковать ведьму к столбу. Кута с покорностью сумасшедшего взошла на эшафот, прислонилась к столбу и сама закинула руки назад. Вдруг она с удивлением почувствовала не кандалы на запястьях, а рукоятку кинжала в ладони.
- Не шевелись пока, - шепнул один из пары палачей.
Кута обернулась на голос и увидела в прорезях маски знакомые пронзительные синие глаза - один глаз тут же подмигнул. Девушка мысленно поклялась, что если это чудо её спасёт, она бросит курить. Второй палач был ей не знаком, но колдунья поняла, что он тоже «свой».
Палачи слезли с кучи хвороста и вооружились зажжёнными факелами - по одному в каждую руку. Мним Грассу поднялся и обвёл взглядом толпу, но достигнуть гробовой тишины, как это получалось у императрицы Алибо, регенту не удалось. В обстановке невнимания, так как половина толпы не питала уважения к регенту, а вторая половина жаждала зрелища, Мним Грассу произнёс речь о том, как ему удалось захватить закоренелого преступника, и скомандовал палачам:
- Зажигай!!!
К величайшему изумлению регента, факелы летели куда угодно, только не в костёр. Первая горящая пакля полетела в сторону преданной Мниму охраны и посеяла там небольшую панику. Тут же вторая упала на крышу балдахина над троном - дорожки огня побежали по бахроме. Два оставшихся факела Юко и его друг оставили в качестве оружия самообороны. В рядах охраны регента только был наведён порядок, как раздался пронзительный свист, и добрая половина зрителей, бродяг с виду, скинула с плеч длиннополые плащи - под этим облачением оказались хорошо вооружённые воины, многие из них были в мундирах преторианцев императрицы Алибо, ведомые Сесером Пико. Мниму Грассу стало, мягко выражаясь, хреново. Его охрана была выведена из строя в считанные минуты. Регент и обер-фрейлина выскочили из-под горящего балдахина и тут же оказались окружены повстанцами. Толпа поняла, что стрельбы и прочих опасностей больше не предвидится, поэтому снова превратилась в сборище зрителей.
- Да как вы посмели?! Я вас всех казню! Да кто вы такие?! - орал регент, теряя всякое самообладание.
Анитагоб тем временем старалась принять какую-нибудь такую позу, чтобы сойти за невинную жертву деяний подлого регента.
- Санитары леса, - ответил один из палачей на крики Мнима.
- Кто ты, негодяй? - в том же тоне спросил регент.
Палач снял маску и… и Мниму можно было вызывать реанимацию, а заодно и Анитагоб - они оба узнали покойного принца. Узнали его и некоторые придворные. Благая весть тут же пробежала по толпе, и через пару минут все уже скандировали:
- Да здравствует император Лисеи!!!
Анитагоб пустила слезу и направилась к Юко, намериваясь выразить ему свою благодарность, как своему спасителю, но этот манёвр был вовремя распознан Кутой. Колдунья подошла к Юко, поцеловала его вместо «спасибо», а юноша в свою очередь обнял девушку за плечи. Анитагоб глазела на эту трогательную картину глазами, полными коктейля из ненависти, ревности, удивления и досады.


Champagne
Секретная лагуна губернатора Орту с вечера сотрясалась от таких громогласных звуков, что о никакой конспирации не могло быть и речи. Сначала с характерным хлопком вылетали пробки из бутылок шампанского, затем звучало дружное «Ура!!!»; наконец, ближе к ночи стали взрываться петарды и салюты. Здесь отмечалось сразу несколько праздников, количество которых постоянно увеличивалось, так как кто-то то и дело вспоминал ещё какой-нибудь повод, почему мы тут все собрались. Праздновали и спасение принцессы Озои и Дима Биша, и дебют Аджеи в качестве командора, и первые морские сражения Нрока; заодно поминали усопший фрегат «Рафаэль» и радовались новому, подаренному на первое время Аджее губернатором бригу «Феникс» (чтоб не сгорал, как объяснил Юкела); а в трюме же ещё была целая ватага пленных.… Так что пираты со всех кораблей были готовы выпить по поводу каждого захваченного врага, а за Випана - дважды.
Для большего удобства к «Кристине» с обеих сторон были пришвартованы «Феникс» и «Симел». Так что веселье происходило не только на палубе галеона, но и на соседних бригах.
В губернаторской каюте было так же весело, как на всех трёх кораблях вместе взятых. Компания без лишней задержки расправлялась с изысканным ужином, разбавляя поглощение пищи тостами. Аджея принимала похвалу и благодарность, вспыхивая каждый раз яркой розой смущения и удовольствия. Наконец, к десерту девушка, не привыкшая к комплементам, а потому не умеющая их принимать, не выдержала и, закрывшись по самые глаза льняной салфеткой, взмолилась:
- Пойдёмте лучше танцевать.
Надо сказать, предложенное Аджеей никого не удивило. Нет, это не означало, что Юкела привёл на галеон оркестр. Он понимал, что тащить музыкантов среди ночи с их хрупкими инструментами с асьенды на корабль- задача не из лёгких, и идея не из лучших. Отсутствие музыки ещё утром превратилось в присутствие таковой, благодаря гениальной голове Себора. Он сконструировал и установил на палубе странное сооружение, состоящее из ящика и рупора, из которого непостижимым никому, кроме Себора, образом извлекались звуки. Сначала играли весёлые песенки, под которые палубы трёх кораблей дрожали от прыгающих на них ног. После салюта и фейерверка бешеная пляска сменилась более лирической музыкой. Так как с дамами среди пиратов была напряжёнка, то они разбились на небольшие компании и, окутываемые сизой пеленой табачного дыма, предались удовольствию спокойной беседы. Однако две пары всё же медленно кружились. Принцесса Озоя танцевала то с Нроком, то с Юкелой, а Аджея, попав в сильные и нежные руки Дима, уже не покидала его объятий. Разговор вновь зашёл о предыдущих сражениях.
- А одну глупость всё же я сделала, - честно призналась Аджея. - Я забыла снять кирасу, когда прыгнула за борт.
- Ой, она ж тяжёлая, - воскликнул капитан.
- А я о чём?! Плыву я и думаю, может, зря я стараюсь, лучше сразу ко дну пойти и не мучиться, - Аджея обычно не делала трагедии из тех случаев, когда ей приходилось рисковать жизнью.
- Испугалась? - спросил Дим.
- Не успела, - парировала девушка.
Капитан Биш широко улыбнулся, и через мгновение мягко коснулся губами правой щеки Аджеи. Девушка, не поворачивая голову, встретилась взглядом с Димом. Озорные чёртики играли в глазах у обоих. Аджея не собиралась играть в гляделки, поэтому опустила глаза, её взгляд соскользнул по лицу капитана вниз. Вдруг Дим, почувствовал, что Аджея вздрогнула и напряглась.
- Я что-то сделал не так? - негромко спросил он.
Аджея повернула голову и всё с тем же весёлым выражением лица ответила:
- Всё в порядке, - в эту фразу было вложено столько лёгкого флирта, что иной мог бы успокоиться; но Дим не поверил сказанному, потому что ясно ощущал в своих руках натянутое, как струна, тело.
«Нет, не всё в порядке», - подумал капитан, но решил не нажимать. Тем более что вскоре он убедился в своей правоте - Аджея сказала, что хочет пить, выскользнула из объятий партнёра и растворилась во мраке ночи. Дим пару минут постоял не месте, озадаченно покусывая нижнюю губу. Он рассудил, что девушка вскоре вернётся - тогда они поговорят, и пока суд да дело присоединился к беседующим Себору и Юкеле. Губернатор Орту взял на себя постройку нового корабля для Аджеи (девушка собиралась остаться в Карибе), а Себор вызвался быть инженером - ему до смерти хотелось сконструировать что-нибудь этакое. Дим рассеянно слушал их ученый диспут, время от времени прищуриваясь и вглядываясь в темноту.
Праздник постепенно угасал. Матросы вели себя всё тише и тише, многие отправились отдыхать - кто в кубрик, кто на берег. Капитан Биш прошёлся по палубе галеона, даже как бы из любопытства прогулялся на «Феникс», но не нашёл той, что искал и вернулся к друзьям. Озоя и Нрок уже не танцевали, а, судя по активной жестикуляции обоих, делились впечатлениями от пережитых приключений. Вскоре они подошли к остальной компании. Они не поняли, почему «фальшборт лучше делать высоким, планшир31 более широким, а часть пушек заменить карронадами32», зато Юкела, глядя на поёживающуюся принцессу, прекрасно понял, что молодёжь продрогла, и пора вернуться в тёплую каюту.
- А где Аджея? - спросила Озоя.
Этого вопроса Дим ожидал уже около часа. Сам он не решался его задать, так как полагал, что будет несколько странно ему интересоваться тем, куда подевалась девушка, за которой он вроде бы как начал ухаживать, да и не будет же он рассказывать всем, почему, как он полагал, Аджея от него буквально сбежала.
- Да, кстати…- подхватил Юкела. - Капитан Биш, куда это вы подевали моего младшего командора?
Дим не стал ни врать, ни раскрывать карты, поэтому просто выразительно пожал плечами. На первое время этот ответ всех удовлетворил, но вскоре Юкела вновь сказал:
- Нет, это мне уже не нравится. Надо сходить на «Феникс».
- Я там был - её не видел, - признался Дим.
- Да вы просто искать не умеете, - воскликнул Нрок. - Её надо искать не внутри, а снаружи.
- Что?! - не понял Дим.
- Всё очень просто… - начал было Беркут, но Юкела его прервал.
- Раз всё так просто, Нрок,- произнёс губернатор, - сходи поищи Аджею на её бриге.
- Где?
- На корабле, что находится по правую руку от дверей каюты, - пояснил губернатор.
- Это по эту руку? - уже в шутку спросил Беркут, подняв левую.
- Иди! - Юкела засветил в своего курьера небольшой диванной подушкой.
- Мимо! - торжественно прокричал юноша и выскочил из каюты.

Нрок прямой наводкой отправился на нос корабля. Приближаясь к цели, он одновременно с радостью и огорчением учуял знакомый запах сигарет: с радостью, потому что это означало, что он не ошибся с районом поиска; а с огорчением, потому что это означало, что у Аджеи случилось что-то серьёзное. Девушка даже не обернулась, когда Нрок сел верхом на бушприт и спросил:
- Ты что? Плачешь?
Аджея не произнесла ни звука. Беркут вспомнил, что девушка не отвечает утвердительно на этот вопрос, и сразу же сообразил, как её разговорить:
- Молчание- знак согласия.
- Нет, не плачу, - тут же донеслось снизу.
- О, чудо! Она меня услышала!
Хоть ночь и была тёмной, но света корабельных огней хватило, чтобы юноша разглядел, что плечи девушки чуть подёргиваются от попыток сдержать слёзы, а огонёк дрожит, потому что дрожит сигарета, потому что дрожит мундштук, потому что дрожат пальцы, которые его держат. Нрок спустился с бушприта вниз.
- Эй, так не пойдёт, - сказал юноша, коснувшись плеча Аджеи. - Что случилось? Тебя Биш чем-то обидел?
Аджея вздохнула, успокоилась, и негромко, чтобы голос казался более ровным, произнесла:
- У него родинка…у него такая же родинка, как у меня…здесь, на шее справа… таких совпадений не бывает.… Ой! - у неё не хватило сил закончить фразу, но Нрок и так всё понял.
- Ты думаешь, что он твой брат? - спросил юноша, напрочь забыв про предостережение губернатора.
- Я так понимаю, тебе Юкела об этом рассказал?
Нрок уже знал, что этот вопрос-предположение не нуждается в ответе, поэтому промолчал.
- Странно, вроде радоваться надо, но мне почему-то… паршиво.
Нрок пока не знал, что сказать, и просто протянул:
- Да-а, намудрил ваш папаша!
После этих слов Аджея так резко перевернулась и села, что юноша чуть не вывалился из сетки.
- Что ты сказал?!
- Извини…я не хотел… оскорбить вашего отца, - запинаясь, стал оправдываться Нрок, под взглядом мгновенно просохших от слёз глаз. - Прости… я…
- Я не говорила Юкеле, что у нас общий отец!!! - сказала Аджея делая упор на каждом слове. - Я вообще это никому не говорила!!!

Девушка пулей влетела в капитанскую каюту на «Кристине». Она, запыхавшись, ещё не успела ничего произнести, но в её глазах горела такая ярость, что всем - особенно Диму - стало не по себе, а Юкела насторожился. Он взглянул на семафорящего за спиной девушки Нрока. Юноша знаками показал медальон, потом показал на себя, постучал себя по лбу и закрыл ладонью рот - Юкела понял, что парень проболтался. Затем Нрок дал понять остальным, что лучше ретироваться, потому что, во-первых, их это не касается; а во-вторых, это может быть не безопасно. Аджея была в таком бешенстве, что даже не заметила, что осталась с Юкелой наедине.
- Аджея…сядь, успокойся! - вкрадчиво произнёс губернатор.
- Нет, я не сяду! - Аджея приняла атакующую позу, нависнув над столом. - И тем более не успокоюсь!
- Хорошо, как хочешь…
- Почему вы мне лгали?
- Я не лгал.
- Вы всё знали!
- Знал.
- Почему вы не сказали раньше? - буквально взвыла Аджея.
- Аджея, я…
- Откуда? Если вы ещё сейчас скажите, что вы мой брат, я за себя не отвечаю.
- К сожалению, я не твой брат, - сказал Юкела, Аджею это немного успокоило. - Дай мне всё объяснить.
- Попробуйте, - согласилась девушка и принялась ходить по каюте - ей так легче думалось.
- Я действительно слышал твою историю ранее, - начал Юкела. - Незадолго до нашего с тобой знакомства мой корабль потерпел крушение, нас взял на буксир попутный корабль. Владелец этого судна рассказал мне свою историю и показал медальон.
Аджея вопросительно посмотрела на губернатора.
- Да, это был твой брат. Его рассказ не совпал с твоим лишь в том, что твой брат по-прежнему не знает, что отец его обманул и что ты его ищешь. Вы разминулись буквально на пару недель. Я не хотел тебя зря расстраивать. Я искал его параллельно с тобой.
- Ох! - девушка перестала ходить, села на большой сундук и обхватила голову руками. - Юкела, это получается, я могла в любом сражении укокошить собственного брата и даже не узнать об этом?
- О, я бы не допустил этого. Я же знаю, как выглядит его «Мерсид». Да и потом, твой брат не пиратствует, но, тем не менее, я не знаю где его искать. Он просто живёт, дрейфуя на корабле. У него есть жена и сын.
- У меня есть племянник?
- Да, ещё совсем маленький.
Девушка подняла голову, её лицо преобразилось от умиления.
- О, вижу, я могу надеяться на прощение, - вполне обоснованно предположил Юкела.
- Посмотрим на ваше поведение, - девушка искоса взглянула на губернатора. - А как его зовут?
- Брата? Асей.
- Асей… - повторила Аджея.
- А теперь ты мне объясни кое-что.
- Я? Что? - искренне удивилась девушка.
- Ты же исчезла полтора часа назад, а Нрок проболтался совсем недавно, значит причина не в этом.
- Не совсем, - смущённо улыбнулась Аджея. - Я заметила на шее капитана Биша точно такую родинку, - она нагнула голову к левому плечу и указала точку на шее. - Я подумала, что таких совпадений не бывает, и что он - мой брат.
Юкела откинулся на спинку стула и заложил руки за голову.
- Ну, во-первых, капитан Биш по возрасту не подходит под описание твоего брата. Асею- 26, а Диму- 30.
- Он не плохо сохранился, - сказала Аджея, приподняв брови и присвистнув.
- Да. А во-вторых, - замедлил темп губернатор и лукаво посмотрел на девушку, - может такие совпадения всё же бывают?
Аджея рассмеялась и вышла из каюты.


Sailing ship
Ничто не предвещало беды правителю Атики Ротию в это ясное утро. Он, как всегда, сытно позавтракал и теперь грел свою не изнурённую физическими упражнениями тушку под лучами ещё не разгорячившегося в полную силу солнца. Рядом стояла огромная миска с различными сладостями. Ротий то и дело запускал свои сардельки-пальчики в посудину и отправлял очередную порцию десерта в пасть, в полной уверенности, что просто немного перекусывает между завтраком и вторым завтраком. Капец подкрался незаметно в виде поданной лакеем визитки, на которой было изображение дракона и надпись «Кута Тьян». Ротий без стеснения выругался и спросил лакея:
- Чё она припёрлась? Что ей надо?
Лакей не нашёлся, что ответить на таким образом поставленный вопрос, и выдал заученную шаблонную фразу:
- Не могу знать.
- Ладно, впусти её, - буркнул Ротий и погрузился в думу о том, что от него понадобилась его сестре.
Кута Тьян действительно являлась младшей сестрой правителя Атики, но в отличие от истории с Аджеей, тут никакой особенной тайны не было. Кута добровольно отказалась от претензий на престол, предпочитая, пускай более бедную, но зато свободную жизнь. Ротий и прежде-то не питал особой любви к сестрёнке, а уж тем более не жаловал её теперь (хотя, конечно, был счастлив от того, что он стал единоличным правителем), он считал, что особа, ставшая колдуньей вообще не имеет права на принадлежность к царской семье, но тут он был не в силах что бы то ни было изменить.
- Здравствуй, мой возлюбленный братец! - воскликнула с порога Кута.
- Здрасте, - буркнул Ротий, не меняя своей вальяжной позы. - Чё те надо??
- Фи, как грубо, братец! - Кута подошла к правителю.
- Не называй меня так! А это ещё кто? - спросил Ротий, взглянув на вошедшего Юко. - Чего ты сюда своего хахаля притащила??
- На такие заявления моя страна может ответить войной, - холодно ответил юноша и кратко и доходчиво втолковал Ротию, кем является, после чего правитель подавился очередной порцией сладостей и присмирел.
- Так вот, братец, - продолжила Кута, - до нас тут дошёл слух, что у тебя похитили невесту, - Ротий насторожился, - Мы привезли тебе новую, вполне достойную тебя...
- Чего?!!
- Милую девушку по имени Анитагоб, но можешь звать её просто Ия - ей так больше нравится.
- Да ты с ума сошла, - пыхтел Ротий.- Ещё чего?!
-Больше ничего.
- Я этого не сделаю.
- А я сказала, сделаешь!
- А мне плевать, что ты сказала, - Ротий искренне удивлялся наглости своей сестры. - Может мне в пропасть прыгнуть, если ты прикажешь?
Кута взглядом попросила помощи у Юко.
- Боюсь, коллега, вам придётся жениться, - совершенно спокойно произнёс император.
- Это почему это?
- Потому что, - вновь заговорила Кута, - я могу в любой момент разделить с тобой твой драгоценный трон.
- Ха-ха, очень смешно, - Ротий смотрел на сестру, как на слабоумную. - Ты добровольно отказалась от власти.
- Мне кажется, братец, ты был этим так обрадован, что не слишком внимательно читал мой отказ. Там есть один пунктик…
- Да-да, «если ты выйдешь замуж за принца крови». Ну и что? Думаешь, найдётся такой дурак…
- Вы повторяетесь, правитель! - жёстко прервал Юко.
Ротий заткнулся, похолодел и робко посмотрел на императора. Кута улыбнулась и продолжила:
- Так вот, мой милый братец, я выхожу замуж и очень хочу отпраздновать свою свадьбу в один день с моим любимым братом.
Ротий забился в угол дивана и зло уставился на сестру.
- Да я лучше троном поделюсь! Чтоб ты подавилась! - Кута испугалась, что её план провалится. - Тебе не удастся меня заставить!
-Зато мне удастся! - зазвенел незнакомый голос.
Все обернулись. В дверях, облокотившись на косяк, стоял губернатор Орту - по всей видимости, он уже давно появился и слышал разговор. Юкела сделал пару шагов в направлении Ротия, следом за ним в зал вошли Нрок и Дим Биш. Кута заметила в проёме двери Аджею, которая тут же приложила палец к губам, давая понять, что её присутствие должно остаться незамеченным.
- Кто вы такие? - Ротий не на шутку испугался, потому что гости появились без соответствующего представления слуги, и к тому же в руках у всех троих были обнажённые шпаги. - Где мой лакей?
-Прошу прощения, мы его слегка оглушили, - ответил их превосходительство. - Меня зовут Гелло Юкела, я губернатор Орту и я заявляю, что вы сделаете то, что от вас требуют эти люди, - уверенно сказал Юкела, указав на Куту и Юко.
- Вы уверены? - вяло скривил физиономию Ротий.
- Абсолютно, - ответил Юкела и расположился в кресле, напротив правителя. - Во-первых, в порту стоит моя эскадра, которая, если понадобится, камня на камне не оставит от вашей Атики. А во-вторых, в трюме моего флагмана33 сидит некий Хельг Випан, который был столь любезен, что поведал нам историю о том, откуда ему известно, что я был корсаром Алибо, как ему удалось похитить принцессу Озою, и сколько за это получил правитель Атики. Думаю, императрице Алибо тоже понравится эта история.
- Алибо в летаргическом сне, - хриплым голосом сделал последнюю попытку вырваться из окружения Ротий.
- Не пройдёт и недели, братец, как их величество будет в состоянии выслушать историю Хельга Випана, - сказала Кута, занимавшаяся возвращением к жизни Алибо.
Правитель Атики Ротий был окончательно загнан в угол. Он залился краской и уже был не в состоянии вымолвить ни слова.


После капитуляции Ротия, Юкела оставил на страже несколько из своих пиратов, а сам проводил Куту и Юко на «Феникс», где их уже ожидала Аджея. Оказалось, что первоначально в планы губернатора не входила насильственная женитьба Ротия, он хотел просто приструнить правителя и, если понадобится, пригласить в свидетели Озою. Саму же принцессу привезли с Орту, чтобы она стала императрицей Лисеи, ведь Грассу даже не предполагал, что Озоя не стала правительницей Атики и представляет угрозу его власти. Каких титанических трудов стоило Юкеле уговорить принцессу пойти на это! Девушке до смерти не хотелось покидать Карибу, да ещё для того, чтобы служить ненавистной для неё политике. Юкела дни напролёт беседовал с Озоей и, наконец, пообещал девушке, что, как только ситуация в империи измениться, собственноручно похитит её. На что Озоя выдвинула своё условие: «Чур, с дельфинами», и согласилась.
Но ситуация в Лисее изменилась значительно быстрее, чем того могли ожидать корсары. Юкела понял это, только появившись на пороге. Аджея, знавшая Юко и ранее, заочно представила его губернатору, и необходимость в Озое отпала сама собой.
- А чего ты так быстро ушла? - сразу после приветствия спросила Кута Аджею.
- Не хотела дать Ротию повод шантажировать нас, - пояснила Ястреб. - Мы с Озоей решили умереть для империи.
-И где я это уже слышала? - Кута искоса посмотрела на Юко.
- Так что можете передать Алибо, что принцесса была похищена, я пыталась её спасти, но у меня это не получилось - я погибла вместе с ней.
- Жутковато звучит! - воскликнул Юко. - Но я вас понимаю.
- Спасибо,.. ваше величество! - Аджея поклонилась и через какое-то время спросила. - А вы, значит, решили пожениться? - Кута и Юко вместо ответа посмотрели друг на друга и поцеловались. - Не боишься, она всё-таки колдунья?
- Ну, любая женщина - она всё-таки ведьма, - ответил Юко.
- Ну-ну. Слушайте, с Ротием мне всё понятно, а как вы Ию уломали замуж выйти?
- Гениально и просто, - щёлкнула пальцами Кута. - Сесер, правда, сказал, что это брутально. Мы ей сказали, что Ротий от неё без ума.
- Где-то вы были правы, - рассмеялась Аджея. - А что с Грассу?
- С ним всё еще проще, - ответил Юко. - Мы его отпустили на все четыре стороны.
- Что?!
- Поверь мне, это для него хуже смерти. Ведь Мним за время своего регентства так старался прославиться, что теперь его физиономия известна всем и каждому. Можешь себе представить, как его везде принимают, после того, как правда о его проделках вышла наружу.
- Представляю. А знаете, что во всей этой истории меня больше всего удивляет? Как написали бы в приключенческом романе, мы все были вне закона, но оставались на страже справедливости.
- Закон и справедливость - не всегда одно и то же.
- Да. Ты прав… к сожалению

Эскадра Гелло Юкелы, дав прощальный салют, подняла паруса сразу же после церемонии бракосочетаний - свою миссию пираты выполнили, а на родине у них были дела. Юкелу ожидал губернаторский пост; Аджею - постройка нового корабля и снова поиски брата, Нрок и Дим Биш обещали ей в этом помочь - Беркут решил приобщиться к морю, а капитан и вовсе не собирался покидать девушку; Озою же просто ждала новая жизнь, к которой, несмотря на всю заманчивость, ещё нужно было привыкнуть.
- Что теперь будем делать? - глядя на растворяющееся вдали паруса, спросила у мужа Кута.
- Наводить порядок, - ответил Юко, обнимая супругу со спины. - Сделаем закон справедливым... пока мама не проснулась.

Crossroads

31 Планшир – грубо говоря, перила на фальшборте.
32 Карронада – краткоствольная пушка крупного калибра.
33 Флагман – главный корабль эскадры.

17 апреля 2005.

Назад


Создание 5 марта 2002 года. Copyright © 2002-2015. http://pushkinlyceum.lv
All rights reserved. Любое копирование содержания сайта и фотографий возможно только с разрешения авторов. По всем вопросам обращайтесь к разработчикам.
Хостинг Latvijas tikli.
НАЧАЛО
НОВОСТИ
ЛИЦЕИСТЫ
ДНИ РОЖДЕНИЯ
МЫ В КАРТИНКАХ
О ЛИЦЕЕ
ССЫЛКИ
УЛЫБНИСЬ!
ЛОГИН
ГОСТЕВАЯ КНИГА
ФОРУМ

ФОБОС: погода в г.Рига

Яндекс.Метрика